Блог перенесен по адресу http://rostkomi.blogspot.com/
(Республика Коми- информационная лента Р.О.С.Т.а)

воскресенье, 10 февраля 2008 г.

Отношение между федеральным центром и регионами

Федеративное устройство
"Власть" продолжает публикацию материалов, подводящих итоги последних восьми лет в разных сферах российской жизни*. На этот раз обозреватель Игорь Федюкин дает оценку сложившейся модели отношений между федеральными и региональными органами власти.

Курс на немедленное переустройство всей системы отношений между федеральным центром и регионами Владимир Путин взял с самого начала своего президентства. Приход Путина к власти происходил на фоне "антитеррористической операции" в Чечне, и поэтому тема отношений центра с регионами звучала особенно актуально. Собственно, Чечня преподносилась как крайний, наиболее вопиющий пример пагубности той политики, которая проводилась в отношении регионов в 1990-х и, как было объявлено, чуть не привела к распаду федерации. Сохранение территориальной целостности страны стало главной задачей второго президента, а впоследствии и его главным достижением.

Обращаясь в 2000 году к парламенту, Путин сетовал, что "у нас еще нет полноценного федеративного государства", вместо этого "у нас создано децентрализованное государство". Дело, однако, не ограничивалось только Северным Кавказом: сложившаяся модель воспринималась как неверная в принципе. Даже те губернаторы, которые вроде бы и не помышляли о политическом сепаратизме, на практике вовсю практиковали сепаратизм экономический. "Безобразие и позор!" -- возмущался в 2000 году Путин. Регионы "вводят запреты на вывоз зерна, ограничивают торговлю алкогольной продукцией, препятствуют созданию филиалов "чужих" для них банков". Переустройство федерации было необходимо не только для "сохранения единства страны", но и для того, чтобы расчистить простор для ее экономического развития.

Наглядно связь между экономикой и необходимостью совершенствовать федеративное устройство демонстрировалась в 2000-х на примере Приморского края. В СМИ регулярно появлялись сюжеты о разрухе во Владивостоке, которая прямо связывалась с затянувшимся политическим кризисом в городе, а у центра при этом не было инструментов, чтобы навести порядок. Все это происходило на фоне опасений по поводу китайской экспансии в крае и потери Дальнего Востока.

Механизмы воздействия на региональных лидеров, о необходимости выработки которых Путин говорил уже в первом президентском послании, были созданы довольно быстро. В мае 2000 года был подписан указ о создании федеральных округов и введении института полномочных представителей президента. В августе 2000 года меняется и порядок комплектования Совета федерации. Если раньше в Совете федерации заседали непосредственно губернаторы и главы региональных законодательных собраний, то теперь их постепенно заменили "профессиональными сенаторами". Делегировать сенаторов должны были все те же главы регионов и законодательных собраний, однако теперь сама палата получила возможность не подтверждать полномочия выдвинутого регионом представителя, то есть накладывать вето на предложенную кандидатуру. В сентябре 2004 года, после теракта в Беслане, были созданы и "институты вмешательства". По предложению Владимира Путина была отменена прямая выборность губернаторов -- их стало назначать региональное законодательное собрание по представлению президента. Центр получил при этом дополнительные возможности для смещения провинившихся глав регионов.

Менее заметным для широкой публики, однако не менее значимым компонентом перестройки федеральных отношений была реформа так называемых межбюджетных отношений. Концепция этой реформы (Программа развития бюджетного федерализма) была утверждена правительством в 2001 году. В ее основу был положен принцип разграничения полномочий: проще говоря, регионы и центр должны были разобраться, кто за что отвечает и кто эти обязательства (мандаты) финансирует. В финансировании, в частности, очень важна была прозрачность: до сих пор поступления от многих налогов делились между центром и регионами, так что последние получали средства как бы не от налогоплательщиков-избирателей, а из федеральных закромов. По мнению авторов реформы, региональные власти пользовались этим для того, чтобы перекладывать на федеральный центр ответственность за внутренние социальные проблемы.

Поэтому в рамках реформы предполагалось четко разграничить ответственность разных уровней власти в различных сферах, "обеспечить самостоятельность" регионов и муниципалитетов "в управлении расходами соответствующих бюджетов", отказаться от обязательств, не подкрепленных источниками финансирования. Одновременно следовало "расширить налоговые полномочия органов власти субъектов и местного самоуправления", то есть позволить им проводить в определенных рамках самостоятельную налоговую политику. Согласно концепции, "собственные доходы бюджетов каждого уровня должны стать основным ресурсом для эффективной реализации закрепленных за ними расходных полномочий", иными словами, регионы и муниципалитеты должны стать более самостоятельными и жить на свои. Их доходы должны напрямую зависеть от того, насколько успешно они способствуют развитию "налогооблагаемой базы", то есть местной экономики: привлекают инвесторов, стимулируют предпринимательскую активность и способствуют росту малого бизнеса.

Далее

Комментариев нет: