Блог перенесен по адресу http://rostkomi.blogspot.com/
(Республика Коми- информационная лента Р.О.С.Т.а)

среда, 23 января 2008 г.

Доходность лесозаготовок

«Лесные ведомости», январь 2008г., №1(17), С.3.

Михаил Шутиков: "доходность лесозаготовок можно повысить и без инвестиций"

Андрей Максимов.

В республике по данным экспертов уровень рентабельности лесозаготовок по-прежнему остается низким. А ведь лесозаготовительная подотрасль является основой пирамиды - лесозаготовка, переработка, целлюлозно-бумажное производство. Без сырья лесоперерабатывающая промышленность не сможет развиваться. Тем не менее, лесозаготовительный бизнес из-за дефицита оборотных средств продолжает нести убытки, теряет квалифицированных специалистов, не может покупать современные машины. В такой ситуации вполне резонны колебания инвесторов, не спешащих вкладывать средства в развитие лесной отрасли республики. Казалось бы, тупиковая ситуация, и лесозаготовки при таком положении дел как были, так и останутся убыточными. Но так считают не все. К примеру, заслуженный лесовод России, немало лет отдавший работе в лесохозяйственном ведомстве региона, а ныне руководитель ООО «Лесресурс» Михаил Федосович Шутиков убежден в обратном. С ним сегодня наша беседа.

- Насколько я понимаю, у вас имеется собственный рецепт выхода лесозаготовительной подотрасли на безубыточный уровень...

- За счет игры лесосеками и районами заготовки древесины, при соблюдении определенной пропорции породного состава леса можно работать без убытков. Согласитесь, что на рубку баланса, что на заготовку пиловочника потребуется одинаковое количество затрат, но экономический эффект от того, каков качественный и породный состав леса на участке -разный. На примере данных своего предприятия, взяв за основу закупочные цены на ноябрь прошлого года могу на цифрах доказать, что прав в своих суждениях. Закупочные цены франко-лесосека берутся по пиловочнику -1100 рублей за кубометр, за баланс хвойный - 590 рублей, баланс лиственный - 319 рублей. Фактический выход кругляка из хлыстов составляет: 70% хвойного пиловочника, 20 - баланса, дров 10 процентов, или лиственного фанкряжа - 10%, балансового сырья - 50%, дров - 40%.

В первом случае возьмем пример, когда заготовка древесины ведется в лесах, где 70 процентов - это хвойные деревья. Себестоимость заготовки без НДС и транспортных расходов на доставку древесины составляет 497 рублей. К примеру, берем за основу объем заготовки в 1000 кубометров древесины. Проделав несложные расчеты, выходит, что выручка от продажи кубометра бревен составила 741 рубль при затратах 497 рублей. Рентабельность выходит аж 49 процентов. Другой пример. Заготовка древесины производится в лесу, где 60 процентов деревьев лиственных и только 40 - хвойных. В этом случае выручка от продажи кубометра леса составляет лишь 567 рублей, и рентабельность только 14 процентов.

А у нас в республике заготавливается равное количество хвойной и лиственной древесины. Отсюда избыточное предложение лиственного баланса на местном рынке. Увеличение заготовок хвойной древесины на Удоре, в Сосногорском,Троицко-Печорском районах наряду с уменьшением рубки в Корткеросском, Прилузском, Сысольском и Койгородском районах позволит нарастить заготовку «хвои» на миллион кубометров при 6-7 миллионах кубометров заготовки сегодня. Если брать в расчет вышеприведенные закупочные цены, то выручка от продажи «хвои» увеличится на 568 миллионов рублей в год. Вот вам и реальные инвестиции в строительство дорог, покупку техники, улучшение условий труда и социальную защиту лесорубов. Кроме того, необходимы средства господдержки и инвесторов для передачи и восстановления железнодорожных терминалов, складов.

- Что мешает осуществить это на деле?

- На мой взгляд, искусственно созданные административные барьеры препятствуют рациональному лесоосвоению. Это и несовершенство федеральной нормативно-правовой базы и региональных лесохозяйственных инструкций и правил. Возьмем проблему доступа предпринимателей в лес. С 1994 года действовал четкий порядок продажи лесосек с аукционов и передачи лесов на конкурсах, где преимущество получали лица, имевшие поддержку местной администрации и населения на сходах. Понятно, что в ходе конкурса имел место и субъективный подход. Но прежний механизм проведения аукционов на местах по продаже делянок позволял предпринимателям работать без простоев. Сегодня в связи с изменившимся порядком предоставления леса, обусловленным новым лесным законодательством, предприятия простаивают по два месяца, теряя прибыль.

Кроме того, беспокоит меня и вопрос цены продаж кубометра леса с аукциона. Если в начале 2007 года она составляла 70 рублей за «куб», то сегодня этот показатель вырос до 200 рублей. При этом никаких расчетов стартовой цены не существует. Цену лесохозяйственники привязывают к разряду такс и среднему объему хлыста. На мой взгляд, это неправильно. Ведь учитывается разница в затратах на подвозку кубометра древесины к асфальтированным дорогам и не берется во внимание провоз по этим дорогам до ста километров, да и после этой отметки коэффициенты мизерны. Сегодня очевидно, что разряд такс потерял свой экономический смысл. Поэтому в сложных условиях нашей республики с ее географической удаленностью от центров переработки, при дефиците дорог с твердым покрытием, заболоченности почв стартовая цена на аукционах на хвойную древесину не должна превышать 150 рублей и лиственную - 20 рублей за кубометр.

Лесозаготовителей не устраивают искусственно созданные ограничения со стороны лесной службы по объемам коммерческих рубок ухода, а именно рубок обновления и проходных рубок. При этих видах рубок наблюдается высокий выход хвойных деревьев, что подразумевает прирост выручки. Кроме того, за эти рубки лесозаготовитель платит только 50 процентов от лесных такс за древесину на корню.

Следующая преграда - возраст рубки. Специалисты знают, что ельник в возрасте ста лет имеет первый класс товарности, а свыше 120 лет - второй класс, березняки и осинники - третий. Понятно, что в каждом случае будет разный выход высококачественной древесины, а значит, и разная выручка с кубометра. По закону можно рубить только спелые и перестойные леса, чтобы оптимизировать возрастную структуру лесов. Поэтому я считаю, что нужно понижать возраст рубки по «хвое», особенно в южных районах республики. Это позволит нарастить объемы лесозаготовки без ущерба лесу. А так мы как рубили дрова, так и будем рубить низкосортную древесину. Также нужно выработать механизмы изъятия участков у тех арендаторов, которые неэффективно работают, рубят меньше запланированного.

- Скажите, оправданны ли на ваш взгляд ограничения рубки в так называемых девственных лесах и близ населенных пунктов?

- Мне кажется, что очень большой проблемой для лесорубов является использование фаутной лиственной древесины. По существующей договоренности с 1999 года ее разрешили оставлять в недорубах, но, несмотря на то, что лесозаготовители ее не рубят, эту «листву» включают в зачет по освоению расчетной лесосеки. Зачем? Никто объяснить не может. Только у нас созданы такие правила игры, когда приходится платить за неполученный товар. Также отрицательно влияет на выборку хвойного лесфонда перевод ряда лесных участков в разного рода особо охраняемые зоны. В итоге половина лесов Коми имеют ограничения на заготовку древесины. Проще всего запретить, что и сделано, но при этом не представлено научного обоснования табу. Хвойные леса у населенных пунктов с расчетной лесосекой свыше миллиона кубометров древесины в 1999 году были изъяты из сферы лесопользования и стали недоступны местным предпринимателям, что сократило возможности лесозаготовки в освоенных районах.

- Вы открыто выступаете с критикой работы лесной службы республики. Но ведь раньше вы сами занимались лесохозяйственной деятельностью...

- Я выступаю за устранение ряда административных проблем, мешающих работать лесорубам. К примеру, вопрос точности оценки отводимого в рубку лесфонда. Ошибка в определении запасов древесины на лесосеке не должна превышать 10 процентов, тем более, что лесозаготовитель оплачивает работу лесхоза. Но, к сожалению, из-за нехватки сил и средств лесхозы при отводе лесосек не производят измерительную оценку древостоев и берут за основу материалы лесоустройства, а они все разные и зависят от добросовестности инженера-таксатора, который, как известно, заходит не в каждый участок леса. Что касается участков, арендованных ООО «Лесресурс», то по Чухломскому лесничеству запас завышен лесоустроителями на 40 кубометров на гектар, по Визингскому занижен в среднем на 20 кубометров на гектар леса. Получается, что применение материалов лесоустройства при отводе лесосек приводит к недобору в размере 10-15 процентов от объема объявленного по конкретной делянке. А это чревато сбоем в организации лесозаготовок и дополнительными финансовыми потерями.

Что необходимо сделать в первую очередь для наведения порядка в этой сфере?

- С передачей полномочий по управлению лесами Правительству РК мне кажется появилась реальная возможность через разработку Лесного плана и лесохозяйственных регламентов уточнить многие устаревшие сегодня лесные инструкции и правила и адаптировать их к особенностям развития северных лесов и организации лесопользования без дополнительного ущерба для леса. Для этого необходимо возложить на Комитет лесов РК государственные функции по контролю за экономической эффективностью лесозаготовок. Разделение же управленческих функций по лесозаготовкам между Комитетом лесов и Минпромэнерго РК за последние 8 лет показало свою несостоятельность. Эти органы государственной власти республики должны работать в одной упряжке, чтобы обеспечить принятие эффективных и взвешенных решений.

Комментариев нет: